kombrig_roca (kombrig_roca) wrote,
kombrig_roca
kombrig_roca

Category:

Договорная война, часть 6, главы 16-18

16.Комплектование вооруженных группировок и регулярных войск, начало цикла см. здесь.

Территории так же много, как и 100 лет назад, а потенциальных бойцов, чтобы сражаться за нее – катастрофически мало. Большинство всеми способами уклоняется от войны.
Основные три источника комплектования – добровольцы, мобилизованные и контрактники. Поскольку денежное довольствие могут получать также добровольцы и мобилизованные, то контрактники – те, кто пошел на службу преимущественно из-за денег.

На начальном этапе основу вооруженных группировок составляют добровольцы, как местные, так и приезжие. Пополняют их ряды те, кто и в мирное время рисковал и готов к трудностям. Значительная часть – это люди из четырех условно названных категорий:

-«Работяги» (шахтеры, заводчане, крестьяне и др.). Они не слишком рисковали в мирной жизни, но к трудностям готовы.
-«Вояки» (военные, в том числе отставные). В большинстве – те, кто уже повоевал и им это знакомо. Военных мирного времени меньше. При этом - внимание! - в большинстве те, кто не имеет гарантированных льгот, большой пенсии, квартиры, дачи и т.п. – те, кому меньше есть, чего терять. (Это к вопросу – повышают ли, сами по себе, высокие оклады смелость военнослужащего.)
-Бандиты. Члены организованных преступных группировок (ОПГ). Не все бандиты увлекаются политикой, но тезис «наших бьют!» понимают очень хорошо и реагируют быстро. Сорганизованы уже в мирное время, привычны к риску, война для них и дело принципа (по-своему искреннего), и источник обогащения, у них одно другому не мешает. 
-«Менты» (сотрудники правоохранительных органов). Гораздо больше, чем средний невоюющий военнослужащий («офицер-чиновник») рискующие по службе. «Странная война» с взаимными «тёрками» группировок для «ментов» намного привычнее, чем для «вояк», которых учили другой, якобы «правильной», а на деле – абстрактной войне.
Когда есть против кого дружить, то «работяги», «вояки» и даже «бандиты» и «менты» могут не только уживаться, но и создавать боевое товарищество в одном подразделении (даже бандиты и менты). Прежние разногласия хотя бы на время забываются.

По опыту войны в Боснии, новые подразделения часто «полу-добровольно» формировали из беженцев, убежавших от «этнических чисток» (со всех трех сторон – сербов, босняков и хорватов). Беженцам меньше есть чего терять, и часто есть за кого мстить. Если выбить из них страх, внушить уверенность и разжечь азарт, они могут стать хорошими бойцами.
Иногда используют военнослужащих срочной службы и мобилизуют резервистов. Во время войн в Боснии и Хорватии бойцов набирали по старинке, методом выборочных мобилизаций, кого смогут найти по старым спискам воинского учета или еще как-то. Доходило до того, что на территории Сербии мобилизовали в Войско Республики Сербской и Войско Сербской Краины сербов, ранее проживавших в Боснии и Хорватии (хотя формально ни Республика Сербская Краина, ни Республика Сербская к Сербии и «урезанной» Югославии не относились).
У воюющего «договорную войну» государства есть готовый управленческий аппарат и военная организация (Югославия, Сирия, Украина), поэтому к мобилизациям оно прибегает, часто по инерции или от безысходности. А вот у государственных образований власть еще «рыхлая», не всегда позволяет держать людей под контролем мобилизационными методами. Проще говоря, если они убегут в другую группировку или вообще уедут из страны, то «достать» их затруднительно. Поэтому если и призывали, то на несколько месяцев, или до первого ранения.
Во время конфликта на Донбассе мобилизации проводились со стороны Украины, а со стороны республик Новороссии – нет. ("Мобилизации" объявлялись, но это был скорее призыв к набору добровольцев, ведь никто не вел учета, не раздавал повесток и системно не преследовал уклонистов.)
В Сирии частичные мобилизации, как правило среди лояльных этнических и религиозных групп, проводятся и правительством Асада, и вооруженными группировками исламистов.
Когда конфликт стабилизируется по линии цепочки редких блокпостов с тыловыми базами в городах, начинают набирать уже не добровольческую, и не мобилизованную, а «профессиональную» армию. Местные безработные мужчины, люмпены, алкоголики, бродяги идут в такую армию во времена затиший и перемирий на фронте, чтобы «пересидеть» в сытости и тепле смутное время. А когда боевые действия активизируются – массово разрывают контракты или просто разбегаются, никого не уведомляя. Поэтому толку от этой «массы» немного.
Это – пример плохого использования благоприятных обстоятельств. Правильный принцип: «Хочешь найти смелых – ищи среди тех, кому терять нечего. Некоторые подойдут»[1].

17.Олигархи уходят, чтобы остаться

Олигархи-собственники заблаговременно покидают зону будущего конфликта, а принадлежащие им предприятия оставляют на верных, зависимых от них людей. Это могут быть и обычные управляющие, и «прикормленные» полицейские, военные, бандиты. Ими тоже создаются вооруженные группировки, обычно с патриотическими лозунгами и целями, часть может воевать, как все, но часть этой группировки выполняет основную задачу – охранять собственность хозяина от других олигархов и множества мелких мародеров, а по возможности – прихватить еще собственности, бесхозной.
И хозяину подгон, и сами по благосостоянию «приподняться».
Из-за хорошего финансирования такие группировки наиболее крупные и сильные – там лучше снабжают, кормят, платят и вооружают, значит и бойцы туда больше идут.
Типичные примеры:
1.Босния, 1990-е. Группировка бизнесмена Фикрета Абдича в Западной Боснии в 1995 г. Отличие – Абдич большую часть времени оставался в зоне конфликта, на территории Бихачского анклава, и уехал в Хорватию только в конце войны.
2.Донбасс, 2010-е. Батальоны «Восток» (командир – А. Ходаковский), «Оплот», «Заря». В той или иной степени (не установлено) зависимые от Рината Ахметова вооруженные группы, весьма посредственно участвовавшие в боях на фронте, но прекрасно охранявшие и умножавшие собственность хозяина.
3.Палестина, I век н.э., восстание против римлян. Пример из далекой древности, не утративший актуальности. Группировки Элеазара, Симона и Иоанна (не считая более мелких группировок), оставшиеся в осажденном римлянами Иерусалиме во время восстания в Иудее. Когда римляне идут на приступ общей городской стены – они более-менее дружно отражают приступ каждый на своем участке. Римляне отходят от стены – они возобновляют войну группировок внутри города, дележку продовольствия, экспроприации и «мародерку» (по книгам Иосифа Флавия «Иудейская война», например, книга 5, гл. 1).
Особенность: группировки, изначально не завязанные на местных олигархов, тоже включаются в гонку за бесхозной собственностью и бизнесом, создают свои «крышевательные» подразделения.
Разумный полевой командир, конечно, делит побочный доход. Например, от «защиты» рынка он получает деньги, продукты, гуманитарку. Часть продает «налево», а часть раздает в паек своим бойцам, сообразно заслугам и статусу. И сам богатеет, и бойцы любят щедрого «батю». Ну, и начальству с кураторами засылает долю, не без этого.
Но этого источника дохода недостаточно, поэтому вооруженная группировка подсаживается на снабжение «военторга» (оружие), «гуманитарки» (еда, одежда) и денег (зарплаты бойцам) по определенным для них каналам. При невыполнении директив куратора – снабжение урезается.

18.Регулярная армия мирного времени в иррегулярной немирной войне

В конфликт с одной (или обоих, или нескольких) сторон втягивают силы регулярной армии. Как правило, это армия мирного времени, там служат люди «до дембеля» (срочники) либо «до выслуги, пенсии и квартиры» (контрактники, включая офицеров) и воевать она не умеет и поначалу (пока не «втянется») не желает. Но привычка подчинения определяется не уважением и доверием к командованию, и не лозунгами «борьбы с терроризмом, сепаратизмом» - она определяется тем, кто перечисляет деньги на карточку и обещает сохранение прежних льгот и надежд на жилье и т.п. Такая армия действует неумело, но массированно.
А после первых потерь включается еще два сильных мотива: «отомстим за  убитых и раненых друзей», и «убивай, а то тебя убьют, как их». Эти мотивы работают, даже если войскам плохо платят, и у них нет веры высшему командованию (ибо снова подставят, например, бросят в атаку «в лоб, на убой», или оставят «в котле»).

Примеры: Югославская народная армия (ЮНА) в Хорватии и Боснии в 1991-1992 гг., Збройні сили України (ЗСУ/ВСУ) на Донбассе в 2014-по настоящее время.
Армия меняет личный состав. Срочнослужащие мирного времени демобилизуются, на их место приходят новые срочники, резервисты из запаса и контрактники. По шкурным и не шкурным мотивам приходят и уходят офицеры. В целом ее боеспособность возрастает. В рискованные наступления погнать ее уже сложно – офицеры и солдаты знают, что это такое, и чем обычно заканчивается. Но зато их моральная готовность к войне намного выше. Это уже воюющие войска.

«Не воюйте с одним противником слишком долго, иначе вы научите его воевать» (Фридрих II, король Пруссии).

Договорная война, часть 1 (главы 1-3.1)

Договорная война, часть 2 (глава 3.2)

Договорная война, часть 3, глава 4

Договорная война, часть 4 (главы 5-11)

Договорная война, часть 5 (главы 12-15)

Договорная война, часть 6, главы 16-18

Договорная война, часть 7, главы 19-20

Договорная война, часть 8, главы 21-24

Договорная война, часть 9, главы 25-28

Договорная война, часть 9, главы 29-32

Договорная война, часть 10, главы 33-37

Договорная война, часть 11, главы 38, 39.

Договорная война, часть 12, заключение, ссылки и приложения






[1] История знает примеры, когда эти два фактора – низкий уровень жизни и набор в армию, работали на победу. Например, во время правления Петра I он создавал профессиональную армию из рекрутов, однако крестьяне сами туда идти не хотели, а помещики сплавляли самых плохих и негодных людей. Но в дальнейшем реформы по созданию промышленности и война со Швецией были очень затратны, поэтому народ очень обнищал. И поэтому же обнищавшие крестьяне, которым уже нечего было терять, бежали от помещиков и шли в рекруты. Их обучали и вели в бой с осмысленной целью. Сравнивая с их прежней безысходной жизнью, терять им было немного, а приобрести было что – впереди была богатая Прибалтика. Не избалованы они были настолько, что даже регулярная сытная еда был в радость и в диковинку, за это легче было и жизнью рискнуть.  Поэтому же в довоенном СССР с еще низким уровнем жизни рабочие и крестьяне охотно шли на срочную службу в армию. Там неплохо кормили, выдавали добротное обмундирование, можно было получить полезную профессию.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments